Как банкиры в нашей  стране считали чужие деньги своими
история

Как банкиры в нашей стране считали чужие деньги своими

Надежность швейцарских банков всегда основывалась на безупречной репутации, а это его капитал, что нельзя было сказать про банковскую систему России, у которой репутация оказалось сразу запятнанной. И исключительно в нашей стране банкиры считали чужие деньги своими.

ОСНОВАТЕЛЬ ПЕРВОГО БАНКА ПЕТР ШУВАЛОВ

Первое кредитно- финансовое учреждение государственный Дворянский заемный банк появился в нашей стране во второй половине царствования Елизаветы Петровны. Его поддерживал генерал-фельдмаршал, конференц-министр и изобретатель граф Петр Шувалов, который имел огромное влияние. Дворянский заемный банк выдавал дворянам ссуды под залог земли.

В те времена был создан еще один отдельный банк — Купеческий. Так великосветские клиенты- дворяне не марали себя общением с не великородными купцами. Дворянский банк подчинялся Сенату, а Купеческий — Коммерц — коллегии. Был и еще один банк — Медный, который укреплял российские финансы. Этот банк выдавал кредиты медными деньгами, а взамен получал серебряные монеты, которые ходили по всей Европе.

В истории был такой случай, когда шотландский аферист Джон Лоу в начале 18 века создал во Франции государственный банк, который впоследствии претерпел крах. Лоу вынужден был бежать из страны, что нельзя сказать про наших российских чиновников, оставшихся на своих постах после банкротства Дворянского заемного банка. Они получили щедрую прибыль. И дело то было в том, что банк они учреждали не для развития предпринимательства в России, а для своей выгоды, а именно, для развития собственного бизнеса. Они сразу создали себе очень хорошие льготные условия по кредитам.

Схема была такова: кредиты выдавались под 6% годовых на 18 лет без обязательств выплачивать проценты ежегодно. За все время кредитов было выдано на 3,2 миллиона рублей. Петр Шувалов получил самый большой — 473 тысячи рублей, а его родственник Сергей Ягужинский — 150 тысяч. Конечно, не обидели и других влиятельных господ.

Именно в то время и появилась практика «откатов». Примером этому послужил некий Уильям Гомм, который выкупил право экспортировать российский лес, но получить кредит он не мог, так как был иностранцем. В виде исключения ему выдали кредит 300 тысяч рублей на 30 лет. Из этих денег большую часть он отдал Петру Шувалову, а себе оставил 120 тысяч рублей.

После смерти Шувалова первый российский банк обанкротился и Дворянский и Купеческий банки расформировали и на их основе создали Государственный заемный банк. Также закрылись коммерческие банки в Астрахани и Петербурге, которые были созданы для развития внешней торговли в 1764 году.

ПРИДВОРНЫЙ БАНКИР РИЧАРД СУТЕРЛАНД

Российским монархам банки нужны были не для развития российской экономики, а для содержания армии и двора. Екатерина II для изыскания средств на нужды своего двора завела придворного шотландского банкира барона Ричарда Сутерланда. Опять — таки огромных расходов требовали и российский флот в Средиземном море. В копеечку влетело и вмешательство в польские дела.

Крупный заем взяла Екатерина II в заграничном банкирском доме «Раймонд и Теодор де Смет». Так в России появился постоянно растущий внешний долг. Именно этот заграничный голландский банк профинансировал все расходы на русскую армию во время войны с Турцией (1787-1791 г.г.). Деньги давались с учетом возврата и под проценты.

Тем временем банкиры в нашей стране, начиная с русских и заканчивая иностранцев, вдруг заболели болезнью «считать чужие деньги своими». Пострадал или можно сказать стал жертвой придворный банкир Сутерланд. Он столкнулся с таким явлением в России, как необязательностью возврата кредитов. Пример тому был влиятельный Григорий Потемкин, который взял у банкира в долг 700 тысяч рублей и отдавать их не собирался. Не смог Сутерланд заставить князя расплатиться по кредиту, поэтому после долгих разочарований стал сам засовывать руку в банковскую кассу.

Выдающийся поэт и видный государственный деятель Гавриил Державин контролировал расследование дела в отношении Сутерланда. У банкира обнаружили недостачу в два миллиона казенных денег. Сутерланд объявил себя банкротом, а потом отравился. Как выяснилось действовал он не в одиночку, ему помогали высокопоставленные чиновники. О делах расследования Державин доложил Екатерине II, но никто из вельмож не понес наказания.

БАНКОВСКИЙ БУМ И ЭНТУЗИАЗМ СЫЩИКОВ

Путь к капитализму начался после отмены крепостного права. Россией правил Александр II и при нем начался банковский бум.

В те времена не существовало структур, ответственных за борьбу с экономической преступностью, но были энтузиасты — сыщики, которые охотились за банкирами и их клиентами. Сыщики не разбирались в нюансах банковского дела, но они умели наблюдать, анализировать и делать выводы.

В 1879 году членами правления Кронштадтского коммерческого банка являлись Шеньян и Лангваген. На их разудалый образ жизни и обратили внимание сыщики. Они обнаружили, что Лангваген и Шеньян выдавали поддельные векселя и тогда полиция настояла на проведении ревизии в банке. И выяснилось, что была растрата на сумму в полмиллиона рублей. Дело передали в суд. Шустрого Лангваген приговорили к заключению в работном доме на 2,5 года, остальных же подсудимых лишили всех особых прав и к ссылке.

В 1880 году председателем правления Саратовского — Симбирского земельного банка был некий Алфимов. Отставной полковник, дворянин вел такой неприличный образ жизни, что сразу обратил на себя внимание сыщиков Саратовской полиции. Алфимов подружился с мошенником, авантюристом Борисовым. Оба были любители казино, где ежедневно спускали деньги.

У сыщиков Саратовской полиции были свои осведомители и по оперативной информации узнали, что Алфимов получил в банке ссуду на сумму 1 250 000 рублей под залог своего имения, которое и не стоило ста тысяч.

Чтобы узнать насколько достоверна эта информация, сыщики наняли специалиста по недвижимости и инкогнито отправились осматривать имение банкира. После осмотра данные осведомителя подтвердились. Имение отставного полковника специалисты оценили в 120 тысяч рублей.

В банк срочно направили ревизоров, которые и обнаружили «неправильное ведение счетоводства, исчезновение складочного и запасного капиталов», задолженность в размере 456 787 рублей, огромное количество служебных подлогов и злоупотреблений. Вообщем-то, криминал на лицо. Алфимов и другие шулерские сотрудники банка были приговорены к ссылке, а именно высылке в Сибирь.

Но самое громкое дело было в те времена рядового кассира Общества взаимного поземельного кредита господина Юханцева. Он украл в течение пяти лет более двух миллионов рублей — колоссальную сумму для того периода. На эти деньги можно было купить огромный завод или предприятие. Но кассир Юханцев никуда не вложил деньги, а бездарно промотал миллионы в кабаках, где он любил повеселиться вместе с цыганами.

БАНКИРСКАЯ ЧУМА

Московский коммерческий и ссудный акционерный банк был учрежден в 1870 году. Среди руководителей банка было много авторитетных московских предпринимателей, общественных деятелей, но никто из них не имел практики в финансовых делах, поэтому из Варшавы пригласили бывшего владельца банкирской конторы Густава Ландау для заведывания зарубежными банковскими операциями и «финансовым экспертом». Ему назначили жалованье 12 тысяч рублей в год. Но иностранца захлестнула «банкирская чума» и стала распространяться.

В 1874 году разорившемуся 51-летнему уроженцу Восточной Пруссии предпринимателю Бетелю-Генри Струсбергу Ландау помог получить кредит в количестве 8 117 757 рублей, а акционерный банк составлял всего 3 миллиона. Но просто так ничего не делается. Почитай четверть кредита Струсберг сделал откат директору банка Григорию Полянскому и заведующему отделом Ландау.

И не удивительно, что в 1875 году Московский коммерческий и ссудный акционерный банк стал банкротом. Члены совета банка не растерялись и успели снять деньги со счетов и продать свои акции. После развала банка они нахально отправились в Петербург требовать у министра финансов Рейтерна денег, чтобы на плаву поддерживать их финансовое учреждение. Они надеялись получить субсидии Министерства финансов, что позволило бы Ссудному банку расплатиться с вкладчиками.

Но не тут то было. Все банкиры попали под суд. Наказание не было строгим. Полянского и Ландау на год отправили в ссылку в Томскую губернию, а Струсберга выслали из России.

Это было громкое дело и в 1881 году эта темная история вдохновила художника Владимира Маковского написать картину «Крах банка».

Репутация частных банков была подорвана и уже ни о каком доверии ни шло и речи. Акционерные банки стали больше привлекать государство, которое контролировало и регулировало их деятельность.

Ничего с тех времен в России не поменялось…

Практика и стажировка «помогла» и нашим банкирам.

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями.

Источник: Государственная библиотека им. В. И. Ленина

Один комментарий

  • Любовь

    Исторические факты. У меня сложилось впечатление, что в России воровали тысячелетиями, в генах это воровство что ли? До сих пор воруют! БЕДА….

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.