Сказка Конек-Горбунок и кто автор Ершов или Пушкин
история

Сказка Конек-Горбунок и кто автор Ершов или Пушкин

«Петр Павлович Ершов, автор народной сказки «Конёк-Горбунок» — написано на мраморном надгробии, которое стоит на Тобольском Завальном кладбище. Казалось бы, как это у народной сказки может быть автор? Возможно Ершов записал народный сюжет, как он сам неоднократно говорил?

В последнее время все чаще задают вопросы и снимают ролики в ютубе о происхождении знаменитой сказки. Ещё во второй половине 1990 года по СМИ разошлись слухи, что «Конька-горбунка» написал вовсе не Ершов, не народ, а совсем другой автор…

Попридержим удила,

Это присказка была,

Неча бегать без оглядки,

Разберемся по порядку…

Свою сказочную поэму «Конек-горбунок» Петр Ершов написал в 1834 году, когда ему было всего 18 лет. В то время он учился на историко-филологическом факультете Императорского Санкт-Петербургского университета. Говорили, что на работу «Конька-горбунка» его вдохновили сказки Александра Сергеевича Пушкина, которые были написаны в похожей манере.

Черновик сказки Ершов показал своим знакомым: Василию Жуковскому, Александру Пушкину и профессору Петербургского университета, преподавателю русской словесности Петру Плетневу.

Роль Василия Жуковского в публикации «Конька-горбунка» неизвестна. Петр Андреевич Плетнев как-то придя в аудиторию, вместо лекции начал читать неизвестную шаловливую сказку:

У старинушки три сына:

Старший умный был детина,

Средний сын и так и сяк,

Младший вовсе был дурак…

Когда он закончил читать сказку, то аудитория стала восхищенно аплодировать и просить преподавателя назвать автора. И Плетнев сообщил, что он прочитал курсовую работу по народному творчеству, которую написал их студент, указывая на счастливого Петра Ершова.

Друг Ершова В. Григорьев:

«Он умел возбудить в слушателях охоту пробовать свои силы в разных родах литературных произведений и скоро на кафедре его явились студентские упражнения, о каких не могло быть и мысли, пока кафедра эта занимаема была его предшественником. Явился между прочими и писанный со скуки на скучных лекциях, неподражаемый по весёлости и непринужденности «Конёк-Горбунок» Ершова».

Это было начало славы студента философско-юридического факультета. События закрутились и стали развиваться стремительно. В том же году Плетнев знакомит молодого автора и его сказку в литературных кругах столицы, а также лично Александра Пушкина. Автору «Золотой Рыбки» и «Царя Салтана» так понравилось произведение Ершова «Конек-Горбунок», что он сказал:»Теперь этот род сочинений мне можно и оставить», и добавил:»Этот Ершов владеет русским стихом, как своим крепостным мужиком».

М. Знаменский, запись разговора с Ершовым в конце 1863 г.:

» — Вы были знакомы с Пушкиным?

-Да, я бывал у него, если вытащат к нему. Я был страшно обидчив. Мне все казалось, что надо мной он смеется, например: раз я сказал, что предпочитаю свою родину. Он и говорит: — Да вам и нельзя не любить Сибири, — во-первых, — это ваша родина, во-вторых, — это страна умных людей.

Мне показалось, что он смеется. Потом уж понял, что он о декабристах напоминает».

Издатель А. Смирдин писал, что Александр Сергеевич Пушкин не только одобрил «Конька-горбунка», но и внимательно пересмотрел его и написал «первые четыре стиха» к нему. Нам неизвестны правки и советы поэта — не осталось ни одной рукописи тех времен. Литературоведы — исследователи предполагают, что и первое четверостишие-

За горами, за лесами,

За широкими морями,

Не на небе, на земле

Жил старик в одном селе…

— принадлежит Пушкину.

Сторонники авторства Пушкина приводят «Опись»его бумаг, где и упоминается документ «Заглавие и посвящение Конька-Горбунка». Многие не одобрили эту версию по причинам:

1) сам документ не найден;

2) «Заглавие и посвящение»

— это что-то другое, нежели текст стихотворения.

Из всего прочего влияние сказок Пушкина было очень заметно. Сказка Ершова написана тем же размером, что и «Царь-Салтан» — четырехстопным хореем (для народной поэзии поэты выбирают именно хорей с его ударением на первом слоге) и с множеством глаголов. В тексте «Конька-горбунка» много отсылок к Пушкину — «царь Салтан», «Новый гроб в лесу стоит,/ В гробе девица лежит…», «Пушки с крепости палят…» Есть и совпадения содержания сказки Пушкина «Золотой гребешок» и сказки Ершова — в обеих старый царь хочет взять в жены плененную заморскую девицу. Но в то время «Петушок» существовал только в черновиках, и Ершов о них не мог знать. Зато Пушкин увидел совпадения сюжетов, внес небольшую поправку, перенеся шатер Шамаханской царицы с берега моря (где был шатер и Царь-девицы Ершова) в горы (заметила это А. Ахматова).

Автор «Конька-горбунка» вдохновлялся не только Пушкиным, а и местными сибирскими сказками. Почему сибирскими? Потому что родиной Ершова была Сибирь. Он родился в 1815 году в деревне Безруково Тобольской губернии. Отец его служил чиновником и маленький мальчик вместе с ним разъезжал по разным сибирским городам. В городишке, куда Ершова привозил родитель, ребенок с жадностью впитывал местные предания и сказки, да он и сам любил сочинять. Как-то Ершов сказал: «Собрать побольше старух, так вот и сказка».

Он заявил, что в «Коньке-горбунке» пересказал уже имеющиеся народные сюжеты. Действительно, отдельные темы сказки Ершова можно найти в других народных сказках, как «Жар-птица и Василиса-царевна», «Волшебный конь», «Сивка-бурка»…Что самое интересное, не только в русских, но и в итальянском сборнике Страпаролы XVI века под названием «Приятные ночи», которые очень любил Александр Сергеевич Пушкин. Например, в сказке о царевиче Ливоретто герою тоже помогает волшебный конь и также с помощью которого исполняет все задания султана — похищает принцессу Беллизандру, ищет ее кольцо, которое утонуло, достает живую воду. Беллизандра проводит суровое представление: убивает Ливоретто, а затем оживляет и омолаживает его с помощью живой воды. И султан повелся на это испытание, не подозревая даже, что никто и не собирался его оживлять.

Если рассматривать стиль сказок Пушкина и Ершова, то можно увидеть, что у Александра Сергеевича он простой и ясный, рифмы правильные, а у Петра Павловича язык приближен к разговорной речи («И поехал в дальний путь…Дайте,братцы, отдохнуть!») и шутками и присказками, типа:

«…Как у наших у ворот Муха песенку поёт:

«Что дадите мне за вестку?

Бьет свекровь свою невестку:

Посадила на шесток,

Привязала за шнурок,

Ручки к ножкам притянула,

Ножку правую разула:

«Не ходи ты по зарям!

Не кажися молодцам!»

Эта присказка велася,

Вот и сказка началася…»

До «Конька-горбунка» добрались и критики, вернее до героя сказки — Ивана-дурака, который был далеко не идеальный персонаж.

Вот что пишет один из них: «Младший — дурак, лентяй, который только и делал, что лежал на печи и ел горох и бобы, стал богат и женился на Царь-Девице. Следственно, глупость, тунеядство, праздность — самый верный путь к человеческому счастью. Русская пословица говорит: не родись ни пригож, ни умён, родись счастлив, — а теперь, после сказки г. Ершова, надобно говорить: не родись пригож и умён, а родись глупцом, празднолюбцем и обжорой. Забавно, что узкие головы, помешанные на своей так называемой нравственности, проповедуя добродетель и заботясь о невинности детей, рекомендуют им сказку Ершова, как приятное и назидательное чтение!»

На критику Ершов раздраженно отвечает: «…одних бранят за нравоучения, называя их копиями с детских прописей, а меня бранят за то, что нельзя вывести сентенции для детей, которым назначают мою сказку. Подумаешь, куда просты Пушкин и Жуковский, видевшие в «Коньке» нечто поболее побасёнки для детей».

На самом же деле у многих читателей естественный образ Ивана вызывал симпатию. Иван — добродушный и незлопамятный, веселый и жизнерадостный, не жадный, когда надо, то смелый, отчаянный и очень находчивый. Он не разбирается в чинах, ему не присуще слово «повиновение, подчинение», поэтому и обращается к царю панибратски:

«Чудно дело!

Так и быть,

Стану, царь, тебе служить.

Только, чур, со мной не драться

И давать мне высыпаться,

А не то я был таков!»

А каков помощник Ивана — Конек — горбунок!? По «иронии судьбы» он тоже третий в семье и имеет «отклонение от нормы». Однако за внешним убожеством скрывается фантастическая сила и ум. Ершовский Конек уникальный и не имел похожести ни в одних сказках, где кони, помогающие своим героям, были как на подбор красавцами, а у Ершова — помесь коня, осла и верблюда.

«Ростом только в три вершка,

На спине с двумя горбами

Да с аршинными ушами…»

Об успехе своей сказки «Конёк-горбунок» Ершов скажет:«Мне удалось попасть в народную жилу. Зазвенела родная, и русское сердце отозвалось».

Так когда же впервые напечатали сказку?

Когда господин Плетнев ознакомился с произведением молодого автора, с его подачи в мае 1834 года первая часть была опубликована в журнале «Библиотека для чтения».

Редактор журнала О. Сенковский написал предисловие к публикации, где оповестил о «новом, весьма примечательном даровании…юном сибиряке, который ещё довершает своё образование в здешнем университете» и добавил «читатели сами оценят его достоинства и силу языка, любезную простоту, весёлость и обилие удачных картин, между которыми заранее поименуем одну — описание конного рынка — картину, достойную стоять наряду с лучшими местами русской лёгкой поэзии».

В сентябре 1834 года «Конёк-горбунок» вышел в полном объёме, отдельным изданием. Но не совсем в полном, так как цензура поработала над текстом. За многоточиями скрывались непочтительные, панибратские обращения Ивана к царю, а также такие строки, как:

«Закричал (от нетерпенья),

Подтвердив своё веленье

Быстрым взмахом кулака:

«Гей! Позвать мне дурака!»

(были удалены последние две строчки — С.К.)

Что самое интересное цензором был университетский учитель Ершова А. Никитенко. Одновременно с хорошими откликами на сказку, были и негативные. Вот что написал Виссарион Белинский:«Как бы внимательно ни прислушивались вы к эху русских сказок, как бы тщательно ни подделывались под их тон и лад и как бы звучны ни были ваши стихи, подделка всегда останется подделкою, из-за зипуна всегда будет виднеться ваш фрак. В вашей сказке будут русские слова, но не будет русского духа, и потому, несмотря на мастерскую отделку и звучность стиха, она нагонит одну скуку и зевоту. Вот почему сказки Пушкина, несмотря на всю прелесть стиха, не имели ни малейшего успеха. О сказке г. Ершова — нечего и говорить. Она написана очень недурными стихами, но, по вышеизложенным причинам, не имеет не только никакого художественного достоинства, но даже и достоинства забавного фарса».

Но критик ошибся — среди русского народа сказка стала очень популярной. Как-то друг Ершова биограф А. Ярославцев написал автору сказки, как лично видел канцелярского чиновника, переписывающего от руки «Конька-горбунка». Полюбившаяся сказка была включена в знаменитый сборник русских народных сказок А. Афанасьева.

Недолго в зените славы побыл автор знаменитой сказки. Умирает его отец, ухудшилось здоровье из-за сырого питерского климата, да и работу Ершов никак не мог найти. В 1836 году ему пришлось вернуться в свой родной край, в Тобольск и стать преподавателем в гимназии. В 1838 году Пётр Павлович мечтал вернуться Санкт-Петербург, но они не сбылись. Погибает Пушкин, который стремился издать «Конька-горбунка» с картинками и выпустить в свет по недорогой цене, с большим тиражом. Вскоре Ершов женится на вдове с четырьмя детьми и погружается в провинциальный быт. Однажды Пётр Павлович впал в депрессию, сжёг все свои рукописи, о чём впоследствии пожалел.

На спад пошло и литературное творчество, расцветшее в петербургский период. Замысел 10-томной поэмы «Иван-царевич и серый волк», от которой остались мизерные фрагменты, остался нереализованным. Да и другие рассказы, стихи, пьесы не имели успеха. Так Ершов остался автором одной книги. НО КАКОЙ!!!

И всё же судьба «Конька-горбунка» продолжалась. Уже в 1840 году выходит второе издание, в 1847 г. — третье ( без договора с автором). Оба издания сохраняли цензурные многоточия, что и первое.

Спустя три года Ершов просит издать сказку, пусть и с сокращением, но надзор отказывает ему даже в этом, заявив:«В забавных превращениях, которые делал дурачок с помощью Конька-горбунка, встречаются выражения, имеющие прикосновение к поставленным от правительства властям…»

И тут вспоминаются слова хитрого спальника из сказки:

«…Донесу я в Думе царской,

Что конюший государской —

Басурманин , ворожей,

Чернокнижник и злодей;

Что он с бесом хлеб-соль водит,

В церковь божию не ходит,

Католицкой держит крест

И постами мясо ест».

В середине 1850-х годов сказку Ершова забыли. Только после смерти Николая I господин Никитенко, который был цензором первого издания «Конька-горбунка», уговаривает нового министра просвещения А. Норова разрешить печатать сказку Ершова, да ещё в полном объеме.

А. Норов одобрил просьбу:«Одобрить это сочинение к перепечатанию, как по заслуженной его литературной известности, так и по общему его направлению, которого благонамеренность не нарушается лёгкими, безвредными шутками».

Ершову было разрешено отредактировать новое издание — он сделал прекрасную рифмовку, добавил в текст много простонародных слов и оборотов. Отредактированное 4-е издание вышло в 1856 году. В 1861 году Ершов внес последние поправки в 5-е издание, где текст стал считаться каноническим, выражая всю волю автора. На своём веку Ершов дважды увидит переиздание «Конька-горбунка» — 1865, 1868 гг.

За этот период умирает его жена, он женится второй раз, которая тоже умрёт через несколько лет. Из 15 детей умирает 11 во младенчестве. Из преподавателя гимназии он становится директором. Материальное благополучие Петра Павловича не намного улучшилось. Но ему помогает бывший ученик, муж падчерицы известного химика Дмитрия Менделеева, который выхлопотал пенсию и уже больной 50-ти летний Ершов уходит с работы, чтобы спустя четыре года уйти в мир иной.

В 1869 году «Санкт-Петербургские ведомости» сообщили о кончине автора «Конька-горбунка» на что многие удивились:»А мы думали он уже давно мёртв».

После смерти Петра Павловича Ершова популярность сказки «Конька-горбунка» не исчезла, наоборот, в дореволюционной России она переиздавалась 26 раз. В этот период появились подражатели сказки, вышло около 40 подделок «Коньков-горбунков». Так, например, в 1906 году некий С. Басов-Верхоянцев издал книгу «Конёк-скакунок» — самая что ни на есть политическая книга, написанная по следам революции 1905 года.

В Советском Союзе сказка имела колоссальную популярность, она переиздавалась более чем 200 раз. Не обошлось и без цензуры. В 1922 году надзору не понравилась сцена, где народ кричит царю «ура» и строка «Вишь, что, старый хрен, затеял: хочет жать там, где не сеял!»…в которой он увидел…»порнографию».

Успех сказки был колоссален и в 1941 году режиссер А. Роу снимает художественный фильм «Конек-горбунок». Главные роли в нем сыграли Пётр Алейников и Марина Ковалёва. Георгий Милляр сыграл в картине три роли: сказителя, разбойника и царского спальника Чихиря. В 1947 году на экранах появляется полнометражный мультфильм «Конек -горбунок», снятый режиссером «Союзмультфильма» И. Иванов — Вано. В 2021 году вышла экранизация сказки. Её снял режиссер Олег Погодин. Конька-горбунка сыграл актер Павел Деревянко.

В 1996 году славное имя Ершова вновь всплыло. Критики судачили, что «Конька-горбунка» не собирались запрещать, его просто хотели отобрать у автора. Вышла статья А. Лациса:»Верните лошадь!», где автор требует отдать славу Ершова. Кому? Пушкину… Спустя какое-то время В. Перельмутер издает «Конька-горбунка», на титульной обложке виднеется имя Пушкина с вопросительным знаком. К делу Лациса и Перельмутер подключается литературный критик В. Козаровецкий.

Троица так называемых разоблачителей начинают излагать историю «Конька-горбунка». Якобы Пушкин пишет «Конька-горбунка», но понимает, что не сможет издать сказку под своим именем. Уж слишком много в сюжетах политических перифраз. Например, в образе хитрого спальника изображен никто иной, как шеф николаевских жандармов — Бенкендорф или, например, кит, который мучается, что проглотил «три десятка кораблей» — это государство , осудившее декабристов, царь, плетущийся за молоденькой девицей, так это царь Николай I, который постоянно оказывал знаки внимания жене Пушкина.

И для того, чтобы сказка увидела свет, Пушкин и замышляет хитроумный план, привлекая Плетнева и другие лица. Плетнев находит бедствующего наивного студента и предлагает ему за определенную плату переписать черновик «Конька-горбунка» и поставить под ним свое имя.

Исследователи Лацис — Перельмутер — Козаровецкий начинают объяснять, что восемнадцатилетний юноша не мог написать такую гениальную сказку. Почему? И они начинают включать логику — потому что после «Конька» Ершову не удается написать ничего подобного и вообще, почему он сжег свои рукописи и дневник?! Также они решили, что своими правками в изданиях в 1856 и 1861 годов Ершов испортил и исказил первоначальный вариант сказки, написанный языком Пушкина. Исследователи решили «исправить» самого Ершова.

В. Козаровецкий пишет:«…мне пришлось самому взяться за восстановление пушкинского текста и его издание. Я проанализировал редакцию издания 1834 года, все исправления и дополнения в 1856 года и окончательный текст сказки сформировал по принципу: во всех случаях, когда исправления текст очевидно ухудшают, они отбрасываются как ершовские; в тех случаях, когда исправления текст заметно улучшают, они принимаются — как пушкинские, в остальном (где преимущество той или иной редакции не столь очевидно) положившись на собственную интуицию в движении за ходом пушкинской мысли».

А ведь заявление самоуверенное, не правда ли? И ссылаются — то только на свою интуицию.

Давайте рассмотрим первое четверостишие, которое написал сам Пушкин, как утверждает издатель Смирдин. Вот как звучало оно в первом издании:

«За горами, за лесами,

За широкими морями,

Не на небе — на земле

Жил старик в одном селе».

В 1861 году Ершов заменяет третью строку на «Против неба — на земле» и многие одобрили эту правку,посчитав ее удачной, потому что с чего бы это старику жить на небе? И выражение становится более поэтичным и образным. Весело, конечно, но с 1915 года эти четыре стиха печатали в Пушкинских собраниях сочинений вместе с Ершовской правкой. В 1936 году литературовед М. Азадовский не смог убедить своих коллег, что не ясно авторство Пушкина, что Ершов при его благоговении перед Александром Сергеевичем не посмел бы править его строки. Да и собственно Пушкин никогда не претендовал на авторство «Конька-горбунка» и никому неизвестно его участие в судьбе сказки.

До сих пор существует много версий, кто же автор «Конька-горбунка», не подтвержденные документально. И очень много всплывает «почему». Например, почему Пушкин побоялся издать под своим именем «Конька-горбунка», но в этом же году бесстрастно издает не менее зазорную сказку «О золотом петушке»? Почему это Ершов не может быть автором сказки, прославившийся только одной книгой? А Грибоедов с «Горе от ума»? А Кен Кизи с «Над кукушкиным гнездом»?

Тюменский журналист А. Омельчук по этому поводу бросил шутку — «Если Пушкин — наше всё, так отдадим ему всё наше?!»

Кстати, кроме «пушкинской» есть другая версия, мнение, что «Конька-горбунка» написал музыкант-арфист Николай Девитте, подкидывая отдельные удачные стихи Ершову. Но это отдельная история. На счет «пушкинской мистификации» можно почитать статью Т. Савченковой «Конек-Горбунок» в зеркале «сенсационного литературоведения».

Источник взят исключительно из интернета.

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями.

Один комментарий

  • Любовь

    Люблю эту замечательную сказочку «Конек-горбунок». Спасибо Петру Павловичу Ершову за озорное и увлекательное произведение.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.